club_ingria (club_ingria) wrote,
club_ingria
club_ingria

Карачарово. Илия Муромец: былинный богатырь и православный святой

Оригинал взят у moskray в Карачарово. Илия Муромец: былинный богатырь и православный святой


После Дивеева мы отправились в город Муром, и первым местом остановки стало бывшее село Карачарово, ныне вошедшее в состав Мурома. О селе справка - Карачарово

Карачарово - это родина преподобного Илии Муромца или Илии Печерского, более известного в народе как былинный богатырь Илья Муромец.

Помните:

Из того ли-то из города из Муромля,
Из того села да с Карачирова,
Выезжал удаленькой дородний добрый молодец,
Он стоял заутрену во Муромли,
А й к обеденке поспеть хотел он в стольнёй Киев-град,
Да й подъехал он ко славному ко городу к Чернигову.
У того ли города Чернигова
Нагнано-то силушки черным-черно…

Народ сложил красмвые сказочные былины про богатыря, но на самом деле жил такой человек, который был, воином, окончил жизнь монахом Киево-Печерской лавры, где и по сей день пребывают его мощи. Причислен Православной Церковью к лику святых. В 1988 году Межведомственная комиссия Минздрава УССР провела экспертизу мощей, в результате которой было установлено, что это был мужчина, мощного телосложения, умерший в возрасте 40–55 лет и перенесший в юности паралич конечностей.

Отрывок из жития святого:

Преподобный Илия  родился в селе Карачарове под древним русским городом Муромом. Другие богатыри в основном витязи знатного рода, Добрыня Никитич даже родственник князя Владимира, по летописям—его дядя, по былинам—племянник. Илия Муромец—единственный крестьянин по происхождению среди русских богатырей. И именно ему дана самая большая сила—и духовная, и телесная.

От рождения он был немощен, даже ходить не мог до тридцати лет. И, видно, в эти тридцать лет воспитались в нем великое терпение и смирение, великая кротость, если Божиим Промыслом ему было определено стать в то тревожное время во главе защитников границ Руси от многочисленных врагов, во главе ставших легендарными, но существовавших реально русских богатырей. Их молодой силе и мощи, постоянно волнующейся, бушующей страстями, готовой вспыхнуть ссорой, нужен был именно такой, пользующийся непререкаемым авторитетом, по своей превосходящей всех силе духовной всех объединяющий и примиряющий предводитель.


Избранность Илии Муромца явлена нам очевидно. Сила дается ему чудом, через святых старцев. Они приходят к нему в дом, где он привычно безмолвствует один, и со властию говорят: "Поди и принеси нам напиться". Пытаясь по послушанию исполнить приказ старцев, он получает помощь свыше и... встает. Здесь очень важен момент испытания веры Илии. По вере вашей да будет вам. Господь ничего не творит насильственно. Требовались свободное устремление воли человека, его решимость, чтобы все остальное получить даром, по благодати. Будущий великий богатырь оказался достоин своей избранности. Поистине великую веру надо было иметь, чтобы после тридцати лет неподвижности, по требованию "калик перехожих", попытаться встать.

Получив силу чудом, уже в зрелом возрасте, Илия не мог ею возгордиться, он пронес ее через всю свою жизнь как драгоценный дар, принадлежащий не ему, а всему народу русскому, которому он бессменно и бескорыстно, в скорбях и лишениях, до глубокой старости служил, став на многие годы образом его духовной и материальной силы.
Его христианское воспитание видно уже в том, как он собирается на богатырские подвиги. Он творит земной поклон перед отцом и матерью, просит у них великого благословения. По всему видно, что отец и мать тоже понимают высокое назначение своего сына. Люди уже старые, они тем не менее беспрекословно отпускают Илию, дают ему великое благословение и завет не проливать крови христианской. И,во всех подвигах богатыря мы видим, что он никогда не вступает в битву из удальства или в пылу гнева. Дарованную ему от Бога силу он употребляет только на защиту своего Отечества или восстановление справедливости. Илия отправляется в стольный град Киев к великому князю Владимиру. Сколь тревожным было то время, можно судить уже по тому, что прямой дорогой в Киев ехать никто не решался. Встретив на этом пути разбойников, Илия драться и ссориться с ними не стал. Взял свой тугой лук и пустил стрелу "в сыр-кряковистый дуб", отчего дуб изломался "в черенья ножевые". Он показал им свою силу, и они с поклоном пропустили его.

Во многих русских былинах богатырские подвиги берут начало за пиршественным столом великого князя Владимира. И Илия, прибыв в Киев, попадает на этот пир. Князь предлагал каждому прибывшему на пир богатырю садиться, где он сам хочет, не по сословному признаку. Богатырь молится Спасову образу, кланяется князю с княгинею и на все четыре стороны, то есть воздает всем также равную честь.

Как равного встречают здесь крестьянского сына Илию Муромца, и воздают ему честь не по сословию, а по делам, когда выясняется, что он очистил "прямоезжую дорогу" на Киев, и зовут его на свой веселый, во всех былинах и в летописях отмеченный какой-то постоянной праздничностью княжеский пир. В этом видны еще и остатки язычества, но только во внешней форме, внутренне весь этот пир и мир уже пронизан христианством, стоит на христианской основе, и собравшиеся вокруг князя богатыри—не только удалые добрые молодцы, любящие повеселиться, но и защитники веры христианской, защитники земли Русской от врагов.

"Эти пиры, эта жизнь имеет и всерусское значение: видим здесь собранную всю Русскую землю, собранную в единое целое христианскою верою, около великого князя Владимира, просветителя земли Русской. Радость, проникнувшая жизнь после возрождения Христовым учением, является как праздник, как постоянный братский пир".
Здесь интересно отметить, что народная память как бы слила воедино двух великих князей — святого равноапостольного Владимира и Владимира Мономаха. И это произошло не столько по сходству имен, сколько по сходству деяний этих двух поистине великих князей, отдавших свою жизнь делу укрепления, объединения и просвещения Руси, явивших всему народу истинно христианский образ жизни и образ правления государством.
Богатырь Илия Муромец приезжает к князю Владимиру Мономаху (1053—1125) (не к равноапостольному Владимиру, как изображается в былинах). Это видно хотя бы из того, что христианство уже распространилось на Руси по всем городам и весям и глубоко вросло в народную душу и даже в быт, что, конечно, не могло сразу осуществиться при святом Владимире. Сам Илия явно христианин не второго и даже не третьего поколения. За столом уже сидит Владыка Черниговский, и в Ростове Великом стоит собор, где давно служит старый отец сидящего здесь же Алеши Поповича. Как известно, христианство в Ростово-Суздальских землях привилось далеко не сразу, встретило мощный отпор язычества.

Так как домонашеская жизнь преподобного Илии Муромца будет тесно связана с деяниями и временем Владимира Мономаха, скажем о нем несколько подробнее. Благородный образ этого великого князя, христианский строй души видны в его известном "Поучении". Здесь все — неподдельная искренность и любовь.
"Дети мои или иной кто, слушая сию грамотку, не посмейтесь над нею, но примите ее в сердце свое и не ленитесь, но усердно трудитесь... Везде, куда вы пойдете и где остановитесь, напойте и накормите просящего... Всего же более убогих не забывайте и подавайте сироте, и вдовицу рассудите сами, а не давайте сильным губить человека. Ни правого, ни виновного не убивайте и не повелевайте убить его. Мы, люди, грешны, и если кто нам зло сотворит, то хотим его проглотить, кровь его пролить скорей. Если же вам придется крест целовать, то, проверив сердце свое, целуйте только на том, что можете выполнить, а целовав, соблюдайте свое слово, ибо, нарушив клятву, погубите душу свою... Больного навестите, покойника проводите... не пропустите человека, не приветив его, и доброе слово ему молвите".
Илия Муромец, обращаясь к Владимиру Мономаху, называет его "ласковый князь". В этих словах дышит искренняя любовь без подобострастия. Мономах, подобно своему великому предку, собирает вокруг себя на благо Отечества всех самых мужественных и славных людей Руси. И они сами едут к нему, зная, что здесь найдется достойное применение их силам.
К этому мудрому и благородному князю на помощь Божиим Промыслом был послан русский богатырь, крестьянский сын Илия Муромец.
Усилиями самых мужественных и храбрых людей того времени — русских богатырей, атаманом которых был святой Илия Муромец, борьба с половцами была перенесена в глубь степей. Летописи сообщают о том, как дружины Владимира Мономаха загнали силы хана Отрока Шарукановича за "железные врата" на Кавказе, "пили золотым шеломом Дон, приемши землю их всю". Русские богатыри доходили до Азовского моря, завоевывали половецкие города на Северном Донце, заставляли половцев откочевывать за Дон и за Волгу, в степи Северного Кавказа и Южного Урала. "Не рыцарей силы и меча, но труженика воина, ратая-ратника формировало общее дело — защита Родины... В борьбе за независимость Родины выковывалось и общенародное самосознание, запечатленное в понятиях своего времени: "Не в силе Богг а в правде" (Ипатьепская летопись). Эта мудрость питала силу народного духа на протяжении многих веков.
Эта внешняя война не мешала внутреннему развитию Русского государства. Русский народ под защитой своих богатырей в мире и благоденствии строил монастыри и храмы, крепости и посады, пахал землю и растил детей, слагал величественные былины, отразившие спокойную мощь и достоинство уверенного в своей силе народа. В те времена он сложил и эти прекрасные поэтические строки: "Высота ли, высота поднебесная, Глубота, глубота—океян-море, Широко раздолье по всей земли!".
"В этих словах, — пишет К. С. Аксаков, — ставит себе размеры русский человек, — и какие размеры!".
И столетия спустя народ вспоминал то время, как одно из самых праздничных и светлых в истории Руси. С любовной памятью хранил имена и деяния своих защитников-богатырей. Особенно большое значение приобрели сохраненные народной памятью подвиги богатырей в тяжелые годы монголо-татарского ига — "Память о победах прошлого становилась живым, реальным двигателем внутренней жизни народа. Патриотическое слово нравственно вооружало народ. Русской землей все более овладевала идея единения".
Единое стояние избранных людей всего народа против общего врага (вспомним, что за столом у князя Владимира были представлены не только разные сословия, но и разные города: Ростов Великий, Галич, Рязань, Великий Новгород, Муром, Киев и др.) дало почувствовать себя славянским племенам единым народом, сделало единую христианскую основу государства незыблемой, создало то, что называют единым духом народа, то есть национальность.
Этому-то благородному делу призван был служить и с честью служил преподобный Илия Муромец. По былинам, он не имеет поражений. И, служа благу Отечества на поле брани до глубокой старости, всегда остается монахом-подвижником. Его нигде не называют "удалым". Спокойная, величавая мощь Илии где-то над удалью и суетой. Вокруг бушуют страсти, а он сохраняет внутренний мир, кротость, любовь к ближнему.

Западный путешественник Лассота, посетивший Киев в XVI веке, описывая старокиевскую церковь святой Софии, говорит, что "там была гробница Илии Муромца, о котором рассказывают много басен. Гробница его ныне разрушена". Видимо, поначалу Илия, как личность особо почитаемая согражданами, был похоронен в храме святой Софии. А позднее мощи его были перенесены в Антониеву пещеру Киево-Печерского монастыря. Здесь и поныне показывают дубовую колоду, которая была гробом святого русского богатыря Илии Муромца.

"Древнерусская литература, — говорит Д. С. Лихачев, — не знала вымышленных героев или сюжетов. В древних повестях всегда действовали исторические лица, описывались исторические события. Даже если автор вносил в свое повествование чудесное, фантастическое, то это не был сознательный вымысел, потому что сам писатель и его читатели верили в правдивость написанного". Древность и неподдельность русских былин ни в ком не вызывает сомнений. Последующие времена наложили на них свой отпечаток, но он легко обнаруживается и снимается. Так, здесь встречаются анахронизмы — татары вместо печенегов или половцев, перенос события, случившегося при Владимире Мономахе, во времена святого Владимира равноапостольного и т. д. Но характеры, дух и основа жизни Руси первых двух веков христианства переданы средствами народной поэзии и сохранены удивительно точно. Подтверждение тому мы имеем и в наших летописях.


Каталог публикаций о поездке здесь: Дивеево - Муром за 2 дня


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments